На главную

Бруни, Николай Александрович

До Большого Стиля

Бруни, Николай Александрович как художник хорош тем, что не является носителем стиля-в-себе

Художник не является носителем стиля-в-себе (по А.А.Пелипенко подробнее об этой типологии можно прочесть здесь). Это значит, что в его произведениях аксиологическая модальность не слита с онтологической модальностью. То есть происходит различение объекта и его оценки.

Тинторетто

Антинг, Иоганн Фридрих

Цайтблом, Бартоломеус

Гандольфи, Гаэтано

Янсен, Иоганн Петер Теодор

После Большого Стиля

Бруни, Николай Александрович как художник хорош тем, что не является представителем стиля-в-себе-и-для-себя

Художник не относится к периоду стиля-в-себе-и-для-себя. Что это значит для нас? Главным принципом деятельности художника не является тотальный релятивизм. Произведение представляет собой целостный завершенный объект, восприятие которого не заключается в расшифровывании наводняющих его ссылок и попытки угадать в каком же контексте следует читать это произведение. Отнюдь, стилевая форма моделирует целостную и самодостаточную картину мира.

Антониссен, Хендрик ван

Гёнётт, Норберт

Кобелль, Хендрик

Лоо, Якоб ван

Корроди, Саломон

Категории: