На главную

История

Это заготовка для статьи. Есть мнение, что данное словосочетание нуждается в прохождении процедуры обпустышечивания.

«История – путь диалектического взаимоопределеннияи взаимо-становления двойной субъектности – культуры и человека». (А.Пелипенко «Двойная субъектность истории»)

«По Гумбольдту, не человек овладевает языком, а язык овладевает человеком. О культуре это можно сказать с ещё большей уверенностью. Человек только и становится человеком, трансформируя природные программы в надприродные культурные практики. Здесь-то и берёт начало двойная субъектность антропосистемы: человеческая субъектность обнаруживается и проходит фазы становления параллельно с разворачиванием субъектности культуры. Если человеческая самость вырастает из усложнения его психической организации, то субъектность культуры вызвана к жизни параллельным усложнением набора поведенческих программ: как в структурном, так и в функциональном аспекте. Эволюционные условия, в которых оказались предки человека, привели эти изначально инстинктивные по природе своей программы к такому уровню сложности, что вызвали их системную трансформацию, структурную перестройку. Иными словами, совершился межсистемный переход, в результате которого набор жизненно важных поведенческих программ, отчасти замкнулся на себя, приобретя способность к авторефлексиии, самостоятельному целеполаганию и саморазвитию как способности к конструктивным самоизменениям вне прямой зависимости от внешних (природных) воздействий. Таким образом, отпав от природы и будучи интериоризован в человеческой (точнее, предчеловеческой психике), этот набор программ выходит в режим самонастройки. Ели говорить ещё проще, условия эволюции сложились так, что ряд природных программ оказался оторван от своих первоначальных природных целей, и эти цели пришлось ставить самостоятельно, но уже не пространстве природы, а в изначально предельно узком, но инобытийственном природе мире культуры, что и послужило толчком к становлению её имманентной субъектности. А сам набор программ – это и есть её (культуры) онтологический субстрат. Именно этот имплицитный набор испорченных (по Ницше) инстинктов эксплицируется в виде продуктов этой самой испорченности – т.е. культуры: её собственных программ, артефактов и отношений. Поэтому если принимать за культуру одни лишь её внешние проявления (наличные продукты социокультрных практик), то её субъектность действительно не выявляема. Но вот внутренне организованный набор программ, частично оторвавшийся от «материнской» природной системы и достигший вследствие этого уровня самонастройки – это уже самая настоящая субъектность». (А.Пелипенко «Двойная субъектность истории»)

«Смыслогенетическая теория рассматривает исторический процесс как последовательную реконфигурацию социокультурных систем, осуществляемую в русле некоей общей эпигенетической логики. Каждая из систем, обладая имманентным целеполаганием формирует набор внешних и внутренних противоречий (в терминологии синергетики – неравновесных состояний), обеспечивающих развитие «биоценоза» культурных систем от точечного (очагового) состояния до культурных ареалов, а в современную эпоху до глобальной мир-системы (термин Валерстайна). Впрочем, о единой всемирной культурной системе говорить, разумеется, не приходится. Да и в любом случае, даже если такое состояние когда-либо будет достигнуто, то внутренне разнообразие культур в принципе неустранимо». (А.Пелипенко «Двойная субъектность истории»)