На главную

Происхождение человека

Это заготовка для статьи. Есть мнение, что данное словосочетание нуждается в прохождении процедуры обпустышечивания.

«Заведомо условная и, по сути, ложная дихотомия материального и духовного чудовищно искажает картину живого органического бытия культуры и сковывает методологию подходов к проблемам ранних этапов развития человечества (впрочем, тенденция к отказу от этой дихотомии в западной науке, прежде всего французской, проявляется уже давно). Даже и половины неприятных вопросов, которые сами собой встают перед трудовой теорией, достаточно, чтобы отбросить ее как явно несостоятельную. Вот основные. Почему большая часть древнейших галечных орудий не носит следов технического употребления? К примеру, в пещере Матупи (Центральная Африка, верхний палеолит) лишь 5% из огромного количества палеолитических орудий имели следы утилитарного использования. Из 8045 артефактов лишь 390 имеют следы (причем не всегда очевидные) практического использования. И это не частный, а общий случай. Аналогичное соотношение наблюдается и в более древние эпохи: тейяк и ашель. Почему количество «орудий» превышает любые «производственные потребности», а концентрация их на единицу площади столь велика? Какие именно жизненно необходимые технические операции можно было осуществлять с помощью грубых, тяжеловесных, самым примитивным образом оббитых галечных камней? Царапины от камней на костях животных (обнаруживаемые лишь изредка) еще не свидетельствуют о бурной «деятельности по разделыванию туш», как это представлено на вдохновенных картинах З. Буриана. И от тех ли камней эти царапины? Почему те же самые операции не могли быть проделаны с помощью гораздо более удобных и эффективных естественных каменных осколков или обломков костей? А если использование последних имело место (что археологическими данными с очевидностью не подтверждается), то что заставило обратиться к примитивно сколотым галькам? И надо ли было приносить сырье для этих изделий издалека? Если собственно культурных потребностей еще не существовало, и любого рода практика диктовалась вызовами внешней среды, то ответом на какие вызовы явилась практика использования каменных сколов? И как в таком случае можно объяснить очевидную однотипность артефактов у носителей, живших в различных условиях и не имевших между собой контактов? Почему «технологически мыслящий» архантроп, «изобретая» более совершенные орудия, не отказывался тотчас же от более примитивных? Ведь на протяжении всего палеолита отмечается сосуществование разных поколений изделий. Так, в восточноазиатском регионе даже более поздние, чем homo erectus, гоминиды пользовались преимущественно орудиями, близкими олдувайским».(А.Пелипенко «Постижение культуры»)