На главную

Смысл

Это заготовка для статьи. Есть мнение, что данное словосочетание нуждается в прохождении процедуры обпустышечивания.

«Смысл — элементарная единица культурного пространства, клетка организма культуры и, соответственно, единица ее анализа. Поэтому способы построения смысловых конструкций, характер смысловых связей и конфигурации смысловых структур — коренная основа культурного многообразия, системных межкультурных различий. Смысл не существует вне культуры, и потому деление смыслов на культурные и какие-то иные, как это делается в некоторых направлениях наук о культуре, категорически отвергается. Смысл — последний рубеж, в который «упирается» рефлектирующая мысль, принципиально не желающая дальше дробить единицы анализа. На этот счет требуется важное методологическое пояснение. Европейский научно-философский дискурс формировался под влиянием неуемного «аналитического зуда». Разуму любой ценой надо было докопаться до «самой сути», последовательно выявляя самые мелкие и дробные единицы анализа. Но стоило их «поднести к глазам» (прежде наделив позицией отстраненного объекта), как очередной приступ «эссенциалисткой похоти», не свойственной, кстати, ни одной из неевропейских культур, понуждал немедленно «расковырять» и эти единицы. Казалось бы, вот-вот — и откроется последняя тайна бытия, последний рубеж неподатливой, не желающей подчиняться анализу субстанции и станет окончательно понятно, «как это все устроено на самом деле». Но в самый последний момент вожделенная субстанция почему-то исчезает, а отчуждающий анализ по инерции мчится вперед, не замечая, что дело имеет уже не с реальными, как ему представляется, вещами, а с собственным эпистемологическим инструментарием, спекулятивными конструктами, «невзначай» подменившими предательски скрывшиеся вещи. Погруженный в жизнь многослойных дискурсивных оболочек и завороженный происходящими там событиями, интеллект уже не дотягивается до вещей, смутно мерцающих из-под их ярлыков. Это явление — можно его назвать эффектом исчезновения субстанции, — ставшее одной из причин методологического и гносеологического кризиса европейской научно-философской мысли, далеко не случайность, а результат сознательной манипуляции со стороны культуры, не желающей допускать человеческий разум к своим тайнам. Однако инерция аналитических привычек продолжает господствовать в умах ученых». (А.Пелипенко «Постижение культуры»)